Как же прекрасно садиться в машину времени и говорить с людьми о сказках и их детстве в рамках проекта Добраніч. Так можно узнать о роли сказок в формировании их мировозрения. У мам интересно спрашивать про сказки для их детей, у известных личностей про их сказки на ночь. Маша Фоя – это очень красивая девушка, которая дотрагивается до сказки в прямом смысле этого слова. Она проводник образов из мира идей в наш мир. Ловит их в строчках, перечитывая сказки одна за другой, быстро делает много эскизов, а потом чувствует – вот он! Самый подходящий. И уже затем идет к компьютеру. Маше всего двадцать четыре, а она уже иллюстрировала известные сказки для Видавництва Старого Лева, КСД, Видавництва. Ее иллюстрации украшают бортовой журнал МАУ и другие глянцы. Также Маша создавала рисунки для развивающей коробочки с пожеланиями на ночь, творя настоящую нежность и убаюкивающее спокойствие на коробочке. Как ей удается придумывать образы и визуализировать их волшебным образом? Мы с Машей взяли чашечку вкусного латте на Книжном Арсенале, скромно устроились рядом с богемной тусовкой, и во всем разобрались.

— Тебе удается в своих работах доносить до людей волшебство, визуализируя сказки. Ты «законсервировала» это волшебство в детстве и черпаешь сейчас его оттуда или откуда ты берешь идеи для своего творчества?
— Мое детство было наполнено сказкой, мы с мамой много читали. Еще чаще она рассказывала сказки наизусть. Сейчас могу вспомнить «Муху Цокотуху», «Мой Додыр», сказку про крокодила, который сьел солнце, сказки про разных духов и существ. При этом мне трудно сказать, что мое детство было сущим волшебством, потому что по факту я занималась спортом. С пяти лет – художественной гимнастикой. Может быть мне сейчас и нравится так заниматься детской иллюстрацией, потому что с детстве я рано встала взрослой. У меня было много обязанностей, я понимала, что нужно много работать, чтобы добиться чего-то. Сейчас я получаю большое удовольствие, окунаясь в мир сказки, которой не всегда было место в детстве.
У тебя не всегда хватало времени для сказок из-за загруженного дня?

— Я плохо помню сказки перед сном в обычные школьные дни, но очень хорошо запомнили они в поездках на дачу. По пути к речке, а идти нужно было около сорока минут, мама постоянно рассказывала мне сказки, которые знала. Она их помнила наизусть.
— А картинки ты представляла в голове, ведь иллюстраций перед тобой не было?
— Да. Книги мы уже читали дома. Очень любила иллюстрации книги «Пеппи Длинный Чулок». Это была потрясающая книга, которую я обожала. Хорошо помню Букварь, красочный, яркий. Помню книгу про Золушку, с одной стороны на русском, с другой на английском. Там были стильные иллюстрации, которые цепляли меня. Хотя дома же было и место и для фантазий. У нас была пластинка «Бременские музыканты», которую я обожала. Я слушала ее очень часто и все время представляла, как это можно было бы нарисовать. И хотя я серьезно занималась спортом, я очень любила параллельно рисовать и старалась находить для этого время. Моя старшая сестра тоже художница, я повторяла за ней и она меня вдохновляла своими работами.

— Как ты все успевала?
— Я не знаю! Спорт дает свое, в детстве я была более организованной. А сейчас уже так не успеваю, как тогда. Школа-гимнастика-уроки-поесть-почитать-порисовать-спать. Серьезное детство. Лет в шестнадцать я поняла, что нужно выбирать профессию. В то время мне очень нравилось рисовать моделей и придумывать дизайн одежды. У меня было миллион эскизов, я хотела их воплощать в жизнь. Но на практике поняла, что само шитье не приносит такого удовольствия, как рисование. Когда я рисую модели одежды, то нравится именно момент создания рисунка, а не сама одежда. Осознав это, я поступила на кафедру графики и там началось мое путешествие в мир иллюстрации.
— От рисунка одежды ты все же пришла к иллюстрации сказок. Каков был этот путь?
— Простой интерес привел меня к этому.
— Как проходит твой творческий процесс, когда ты начинаешь иллюстрировать сказку?
— Вначале я читаю текст. Несколько раз. Начинаю фантазировать, придумывать вид персонажей, отдельных деталей, делаю много эскизов. Трудно объяснить, как это происходит в голове, то главное правило точно выделить могу – рисовать много набросков. В одном из них выплывает именно то, что подходит больше всего и ты чувствуешь – все, точка – это то, что надо. У меня есть свой блокнот, в котором я постоянно делаю эскизы, а если его нет рядом, хватает бумажечки. К компьютеру я подхожу уже тогда, когда есть целая картина.
— Бывает ли так много заказов, что творческая составляющая работает плохо? Ведь ее же нельзя включать на заказ. Или можно?

— Бывает иногда трудно. Как-то я параллельно делала несколько книг и другую работу. Меня расстраивало, что я не могла рисовать для себя и воплощать свои идеи. Это неправильно. Но обычно я все контролирую и работаю в среднем темпе все успеваю, даже согласовывать все с заказчиком. Ведь работа иллюстратора – это еще и согласования с заказчиками. Они меня правят, я что-то допридумываю. Это совместный труд, чтобы он проходил качественнее, нужно не брать в работу сразу много заказов. По поводу творчества, иногда мне приходит достаточно сложное техническое задание, но я не паникую. Это наоборот вызывает интерес, воспринимаю это как вызов. Интересно творить в определенных рамках, это работа, которая нравится.
— Над чем сейчас работаешь? Какие планы на будещее?
— Сейчас работаю над обложной для одного известного издательства и для нескольких журналов. В будущем хочу работать, становится с каждым годом все лучше и интереснее, развиваться, быть профессиональнее. Мечтаю также нарисовать мурал в Киеве на большой стене, при этом я ужасно боюсь высоты и не представляю, как буду стоять на подъемном кране. Еще мечтаю научиться анимировать то, что я рисую. Пока кажется это очень сложным. Но я понимаю, все впереди, главное не лениться, потому что самое ужасное, что есть в нас – это наша лень.
— Можешь пожелать что-то деткам и их родителям на ночь?
— Желаю, что вам приснились хорошие и добрые сны. Чтобы вы просыпались с зарядом бодрости. Сны наполняли идеями и яркими красками.

comments powered by HyperComments