У героев я спрашиваю про сказки и ритуалы укладывания ко сну. Ведь сказки программируют нашу жизнь, вот и интересно узнать про «успешные программы детства». Больше десяти интервью и постоянная мысль, навещающая меня. Стоило бы заглянуть и в другую сторону. На так называемое социальное дно. И узнать, что же читали в детстве тем, кто оказался на дне.
Эта мысль жила долго, но что-то постоянно останавливало ее реализацию. И вот мы все-таки пошли. Девушка Милка из Small Talk Coffee приготовила для бездомных вкусное какао, налила его в термос, взяла эко-стаканчики. Кстати, какао было реально вкусненьким. Мы попробовали. Демон на правом плече скомандовал попробовать еще и еще раз, пока оно все не закончится. А потом пойти спать. Но мы не поддались. Пошли искать бездомных.
На пути возникла еще одна проблема. Иногда люди выглядели вроде и похожими на бездомных, но опыта калибровки бездомных у нас не было и было волнительно.
Вдруг мы подойдем к человеку, спросим:
— А как живется на улице?
А человек вместо ответа посмотрит на нас презрительно и окажется, что это на нем модный пуховик-одеялко. Или, наоборот, просто немодный турист приедет. Из Серной Кореи или Житомира. Так можно ранить и чье-то сердце, и получить по лбу.
Поэтому мы решили просто спрашивать о сказках, без привязки к месту жительства.
Вначале мы подошли к четверым мужчинкам на Бессарабке. Они ели бутрыки с колбаской, пили пивко, по дресс-коду подходили, еще и были израненными немного, подуставшими. Были похожи на джентльменов со стенда «Их разыскивает милиция».
Я спросила их, можно ли поговорить о сказках, которые им читали в детстве,
Они отобразили изумление, не часто, наверное, о таком их спрашивали. Скорей всего чаще про «покажите ваши документы». У одного мужичка чуть салями изо рта не выпало. Компания подобралась гармонично дополняющая друг друга. Первый сразу выпалил что-то про колобка. Второй находился в колбасно-салями-пиво-медитативном трансе, а третий не растерялся начал торговаться, пытаясь монетизировать историю. Ситуативный маркетолог, наверное, в прошлом.
— А сколько стоит ваш телефон? А вы нам заплатите? Дайте хоть гривну? Не фотографируй ты, ты че сфоткал? А ну покажи. Так сколько телефон то стоит?
Мы начали отдалятся от мужчин, почти так же, как Майкл Джексон, лунной походкой, медленно назад, улыбаясь.
Пошли к Льву Толстому. Если вы не из Киева, подумали, что гопнички-колбасоеды вштрыкнули ножик в нас, и мы полетели в рай в Льву Толстому, то нет. Не настоящему писателю, а к метро, названному в его честь. Идти было недалеко. Бездомных не было, приложения «Найти бездомного» в Плеймаркете тоже не было, оставалась только вера в то, что мы таки напоим нашим какао кого-то.
Возле парка Шевченко мы нашли мужчину с пакетами в бежевой дубленке с грязными руками и потерянным взглядом. Накинулись поить его какао, хотя он уже пил эспрессо. Мужчина держал в руках два стаканчика и сказал спасибо. Спросили о сказках, но мужчина не смог ничего вспомнить. Но в отличие от гопничков, он был добрый и безобидный, сказал спасибо за теплый напиток. Стало грустненько. Ксюша-фотограф сказала, что мужчина красивым был.

Пошли мы аж до Золотых ворот, портала в мир бездомных так и не было. Но вот мы встретили Александра Смирнова. Он был улыбчив, приветлив, отзывчив. Возле него стояли сумки, он ходил туда-сюда возле выхода из метро. Очень вежливо отказался от какао, так как в туалет бегать приходится постоянно, он контролирует уровень жидкости. На вопросы отвечал с радостью. Александр рассказал нам о том, что ему читали. Первое, что вспомнил – «Иванушку-дурачка». Затем рассказал про сказки Копенгагена – города, где родился Ганс Христиан Андерсон. А еще вспомнил про Карлсона. Когда Александр вырос, он очень любил читать историю.

Далее мы дошли до Контрактовой площади, встретили Валеру, который рассказал нам про любимую сказку «Івасика Телесика». Валера был очень благодарен за какао.

И почти сразу же мы увидели Григория, который вспомнил, как отец читал ему про«Соломенного бычка».
Какой я сделала вывод из этой истории? Я убедилась, что не важно, какие сказки читали в детстве, в беде может оказаться каждый. Глупый или умный, добрый или злой, красивый или урод. Равно, как и успеха может достичь каждый. Равно, как и счастье ощутить. А человечность – это о том, чтобы помогать тем, кому хуже, не спрашивая о причинах их слабостей.
Текст — Маргарита Сурженко

comments powered by HyperComments